Новости Энциклопедия переводчика Блоги Авторский дневник Форум Работа

Декларация О нас пишут Награды Читальня Конкурсы Опросы
Автор
Рубрики
Visitors Online

A Few Words to the Wise

Мысли и заметки просто так

Подписаться на RSS  |   На главную

Короткая у женщин – 19.02.2014

Сегодня день начинается довольно поздно. У меня – в 7 вечера. Смотреть фигурное катание, а потом пресс-конференция. Окончание как обычно в час ночи. У Сережи как обычно хоккей, начинается вообще в 9 вечера (то есть к американцам, а не на матч РФ-Финляндия :)). Поэтому утро свободное.

Вообще, работы как-то заметно стало меньше, все больше переводчиков сидит в резерве. Некоторые в ГМЦ, остальные дома, чтобы по звонку быть на работе. Поэтому теперь в нашем «родимом аквариуме» начались посиделки по утрам. Сначала все выходили на завтрак очень рано. Те, кому рано в горы, быстренько перекусывали бутербродами. А потом, когда закончились всякие встречи капитанов команд и остались соревнования, ездить начали уже к более позднему сроку, поэтому теперь на завтрак народ выползает часов в 10. У нас на втором этаже есть маленькая кухонька, и хозяйка не выкладывает порции, а просто оставляет еду в кастрюльке или под крышкой. Поэтому народ потихоньку подтягивается, накладывает себе блинчиков, сооружает бутербродики, варит в турке кофе … и застревает на час-полтора. Нужно ведь обсудить, кто где был и куда идет, кто что выиграл или почему проиграл, какие шансы у нашей сборной и как переводили коллеги из других кабин. Иногда начинается разговор «за жизнь», и тогда спасайся, кто может! 🙂 Такое начало дня стало традицией. Пару дней кого-то не видел, начинаешь беспокоиться. Дружная у нас «слободка», нам повезло.

Все утро мы с Сережей проводим в Олимпийском парке, встречаясь с друзьями, которые приехали в Сочи посмотреть Олимпиаду. Интересно, что у них немного другой взгляд на организацию Игр. У нас все работает четко, все работает, все продумано. За исключением получения аккредитации, нам ни разу не пришлось стоять в длинных очередях. Даже при досмотре на входе на вокзал или объекты. А вот ребята попали в плохую погоду, не попали на канатку (ее закрывают за 40 минут до начала биатлона из-за стрельбы), им пришлось топать лишние километры под мокрым снегом и стоять в длинных очередях. Для них только один вход и выход из Олимпийского парка (а значит приходится очень много ходить пешком) и дорогие билеты (зато они ухитрились купить какие-то баснословно дешевые билеты на самолет).

Погуляли в Олимпийском парке, у Радужного моста (который тут быстро окрестили мостом ЛГБТ :))

Мост

Прошли мимо сцены, где постоянно играют на каких-то баянах-балалайках и танцуют что-то народное:

Сцена с народным

Тут же место встречи с Дедом Морозом (говорят, ничего интересного – стоишь в длинной очереди, приходишь, а там – Дед Мороз J). Рядом стоит почтовый ящик Деда Мороза. Что с ним делать, не очень понятно, так как письменных принадлежностей. Неужели кто-то таскает с собой письмо к Деду Морозу? 🙂

Дед Мороз почта

Заглянули в разные «Дома». В доме Швейцарии продают сосиски и решти (жареная картошка), в «доме Адыга» сидит, по всей видимости, адыг в национальном костюме и стоят макеты «усадьбы в горах» (из интересного там на семью два туалета в противоположных концах усадебного участка – женский и мужской). Еще там поют песни о России и Кавказе.

Дом Швейцарии

В Доме Пхенчхана показывают корейские танцы, но мы лишь проходим его насквозь, так как до следующего представления ждать час. Рядом купол Coca-Cola и чумы малых народов Севера. Малые народы танцуют и продают сувениры.

Чум1

Кроме сувениров на лавках лежат волчьи шкуры, слегка шокированные зрители их гладят и фотографируют:

Чум2

У моста расположились баянисты. Время от времени пробегают волонтеры с мегафоном и приветствуют толпу зрителей. Народ подтягивается к началу хоккейного матча.

Баянисты

 

Еще одна встреча была у нас в Главном медиацентре. Мы встретились с нашей подругой, с которой учились в то же время в Монтерее. Только мы были на переводческом, а она на MBA. Ольга стала очень крутым финансовым аналитиком, работает на высокой должности в большой и известной компании. Она могла бы спокойно купить себе билет на любое соревнование на этой Олимпиаде, но вместо этого она приехала волонтером! Вот это здорово! Она почти каждый день дежурит на Русских горках, обедает в волонтерской столовой и в свободное время смотрит другие соревнования. И таких волонтеров очень много. Да, среди них много и студентов, которые легки на подъем, но много и тех, кто специально взял отпуск и за свой счет приехал помочь в Сочи. Кто-то при этом работает с бумажками, кто-то дежурит на объектах, кто-то регулирует потоки зрителей, кто-то сканирует аккредитации при посадке в автобус. И никто не ноет, что им приходится стоять на улице в дождь, или что им надоело. Они большие молодцы! Именно они лицо этой Олимпиады!

Ольга

Ну а в 7 часов по расписанию короткая у женщин. В 7 часов уже сидим на 4 этаже в зоне прессы «Айсберга», и прогноз пока плохой: билетов на трибуны нет. Первые две разминки смотрим на экране даже без музыки. Но наш менеджер все же ухитрилась посадить нас, хотя и очень высоко. Так что мы видели все своими глазами: и невероятный прокат Каролины Костнер, и падение Юли Липницкой, и провал Мао Асады. Публика в основном «хоккейная», то есть болеют за свою страну, а не за конкретных фигуристов, но есть и настоящие фанаты. Рядом с нами сидела японская болельщица, которая все время меняла баннеры с именами и сильно хлопала всем-всем-всем. Настоящая фигурнокатательная болельщица! Еще всех умиляют маленькие девочки на коньках, которые выезжают после прокатов собирать цветы и игрушки. Некоторые из них совсем крохотные – лет по 5, не больше. Иногда цветы не долетают до льда и попадают в фотографов или операторов, но те не сердятся, а перебрасывают их дальше (опасная у них профессия, букетом по голове получать не очень приятно :)) После выступлений наших на льду этих девчушек как муравьев – видимо-невидимо.

После неудачного выступления Юли Липницкой. Все равно очень много цветов:

Липницкая

Надо сказать, что Липницкая — это единственное имя, которое было знакомо нашим болельщикам. Когда она появилась на льду на разминке, зал заревел так, что за Юлю стало страшно. Перед нами сидел парень, который принес на трибуну огромного олимпийского медведя. На наш вопрос, для кого медведь, он сказал: «Для кого же еще!». И потом мы видели, как после выступления Юли он волок своего медведя к  «уголку слез и поцелуем» (где фигуристы ждут оценок). При этом Каролина Костнер  своей «Аве Мария» покорила даже «ура-патриотов». Мы вскочили с мест, встала трибуна спортсменов.

Каро

Мао Асада, безусловно, самая главная неудачница этих Игр, перед короткой программой. Упала на акселе, недокруты на остальных прыжках. После короткой одна из главных претенденток на золото стала 16 (!). Так ее жалко. Она так расстроилась, стала сразу просить прощения у болельщиков.

Мао

Дальше пресс-конференция в четыре кабины. Японские коллеги после вылета Мао Асады приуныли и сели в зал послушать. Работают две корейские кабины, наша и итальянская. Однако вопросы Каролине задаются только по-английски, и отвечает она по-английски, так что итальянская кабина работает «в пустоту», но что делать, работа такая.

Пресска

Заканчивается все поздно, как всегда. Хочется есть, но нормально есть уже не можется, так как нет сил. Сил вообще мало, быстро начинаем уставать. Но с точки зрения работы мы уже знаем, чего ожидать, стало гораздо легче и спокойнее. Жаль, что скоро все заканчивается. 🙂

 

 


3 Март 2014 Katrin | Комментариев (2)


Лыжное двоеборье – 18.02.2014

Сегодня я опять еду в Русские горки. Мне очень нравится, что я сижу на фигурном катании, но все вокруг показывают такие замечательные фотографии на фоне гор! Я тоже хочу в горы. Ну и вот: хотела в горы – получите. Правда, я хотела собственно в горы и желательно в хорошую погоду, но задание не выбирают. Повезло, что не с раннего утра, а к 13:30. Выходить надо за 2 часа.

Вчера из-за тумана перенесли мужской масс-старт в биатлоне. Сегодня я бы вообще все в горах закрыла. Слухи о том, что тучи расстреливают где-то в районе Туапсе, явно не подтверждаются. Когда выезжали из Адлера, было сыро, начал накрапывать дождик. Но здесь в горах льет ливень. Я не подумала надеть непромокаемую казенную куртку, поехала в собственном пуховике. Хорошо, что есть зонтик. Правда, боюсь, в такой дождь никакой зонт не спасет. Как там прыгают лыжники – непонятно. Похоже, у них там соревнования по новому виду спорта: лыжным прыжкам в воду. Но вроде прыгают. Соревнования идут, скоро будет гонка на 10 км. Ждем.

Канатная дорога:

Канатка

 

Трамплин (то, что выглядит как туман, на самом деле — большая туча с дождем):

Трамплин

 

Погода ухудшается:

Канатка 2

 

Мы с коллегой Алексеем Паго решили из палатки пресс-центра не выходить. Тут тепло, есть Интернет (с перебоями), можно взять бесплатный чай, а если повезет, то и печенюшку ухватить. Так что я отдыхаю. Пишу блог за все пропущенные дни.

Посмотрели на экране биатлон, началась гонка. На экране видно, что бегут по мокрому снегу, осторожничают на поворотах. На последнем повороте один лыжник упал.

В пресс-центре очень много журналистов, фотографов, операторов. Во время прыжков многие работали на трибунах и в микст-зоне, а сейчас сидят в тепле, пьют бесплатный кофе, болеют на разных языках, кричат. На экранах иногда показывают и другие соревнования, так что иногда раздаются непонятные крики на французском из соседнего помещения. Видимо, кто-то из французов в каком-то виде спорта близок к победе. В столовой пусто, видимо, у журналистов заканчиваются деньги :).

Первыми прибежали норвежцы и за ними один немец. Так что на пресске работает наша англо-русская кабина, а еще немецко-русская и немецко-английская кабина. То есть без реле. Норвежцы похвалили трассу и сказали, что у них в Трондхейме вообще всегда такая погода, поэтому им было хорошо и легко :). Как дома прямо. 🙂  Все закончилось очень быстро. Леша отработал 10 минут, а на мою смену пришлись заключительные слова: «Если вопросов больше нет, то на этом мы заканчиваем нашу пресс-конференцию, спасибо за внимание». Это был мой олимпийский рекорд – минимальная продолжительность работы. Тут и так обычно недолго переводить приходится, уже и на 10-минутные смены перешли, чтобы как-то поработать (хотя 10 минут еще оправданы тем, что очень сложно брать вопросы из зала: то не в микрофон говорят, то сформулировать вопрос никак не могут). Я заметила, что «моковские» кабины вообще переводят по вопросу. Может быть, и нам так надо. Но тогда вообще даже разбега не получается, сразу нужно с холодного старта делать пируэты. Ну что ж. Работы мало, зато нервов и подготовки много. Так что так на так приходится.

Коллеги справа: немецко-русская и немецко-английская кабины:

Коллеги немцы

 

А это мы с Лешей Паго:

Я и Паго

 

Долго спускаемся в город, а вечером у нас «переводческая сходка». Все получили смс с приглашением в один из наших отельчиков, так что нужно купить угощение – и в гости. И пока Сережа отдувается на хоккее (пресска должна закончиться в час ночи), я иду на сходку.

Все-таки много переводчиков – это сложно. Особенно, когда много переводчиков, которые друг друга не знают и при этом не заняты в данный момент работой. Вот когда собираются ВШПшники, то все проходит душевно – не надо выстраивать иерархию. А если это переводчики малознакомые, да еще из разных городов, да еще из Питера и из Москвы, то тут начинаются мелкие и не очень мелкие подколки и измерение хвостов. Один закончил то, другой это, у того 15 языков, у этого 150 и все родные, а у третьего вообще 7 высших образований. В таких ситуациях, по моему опыту, нужно либо очень много выпивки, либо совсем убрать алкоголь. А то могут возникнуть опасные ситуации. Хотя, конечно, там Ирина Сергеевна, она не даст обстановке накалиться. В общем, я поболтала с нашими прекрасными девочками и быстро свалила.

Завтра продолжение фигурного катания. Короткая программа у женщин. Будет ажиотаж, держу пальцы крестиком, чтобы попасть на трибуны!


2 Март 2014 Katrin | Пока нет комментариев


Произвольный танец – 17.02.2014

У меня опять день фигурного катания. Как же мне везет! Утро свободно, потом пресс-конференция японских фигуристок одиночниц, затем произвольная и пресс-конференция после нее. То есть заканчиваем где-то около полуночи. Сережа сегодня идет переводить фигурное катание со мной. Для него это новая тема, поэтому он уже с утра начинает готовиться.

Интересно,  что наши (преподаватели и выпускники ВШП) постоянно готовятся. Как ни придешь куда, все сидят читают, выписывают выражения, слушают выступления спортсменов и тренеров на youtube, смотрят трансляции. Некоторые уже несколько дней провели на одном и том же объекте, а все равно готовятся к конкретным матчам, конкретным забегам и заездам. Не хочу сказать, что другие переводчики не готовятся, но прямо скажем, этим заморачиваются далеко не все. Мне приятно, что наши выпускники усерднее. Это прививка профессионализма. Лет через 5 они нас догонят и обгонят. Хотя нет, мы ведь тоже готовимся постоянно. Но останавливаться нельзя 🙂
Зато есть время утром пройтись по сувенирным магазинам, купить какие-нибудь подарки. Зайти купить фрукты и йогурт на вечер, ведь ужинать вряд ли придется.

Пресс-конференцию откладывают на час, поэтому я забегаю в ГМЦ отправить оставшиеся открытки. Заодно покупаю с собой пару гамбургеров в Макдоналдсе. Хоть какой-то перекус, а то в «Айсберге» к этому времени останутся только пирожки, а я их уже видеть не могу.

Японские девочки-фигуристки очаровательны, и у нас мало перевода, потому что работает две японские кабины. Оргкомитет решил, что с экзотических языков лучше работать без реле (без двойного перевода). Это значит, что у нас работает англо-японская кабина, русско-японская кабина и англо-русская кабина (это мы). Если говорят на японском, мы молчим. Поэтому наша работа сводится к тому, чтобы следить, на каком языке начинается вопрос и ответ, и иногда переводить подводки типа: «Следующий вопрос из первого ряда». 🙂

Перед произвольной идем в пресс-зону на 4 этаже. Там есть трансляция на большом экране, но нет звука. Билетов для переводчиков пока нет, а до второй разминки, скорее всего, не будет. Ладно, первая разминка вообще мало кого интересует, поэтому ждем. Пытаемся смотреть трансляции с комментариями по Интернету. Хорошо комментирует Тарасова, но слышно плохо, и видео подвисает. К тому же трансляция в компьютере отстает от трансляции на большом экране где-то на минуту. Тут еще выходят на лед, а там уже танцуют.

Менеджер объекта Ярослав выносит два билета. Нас гораздо больше. Мы, английская кабина, будем работать в любом случае. Итальянцы и французы – только если их фигуристы возьмут бронзу. Еще будет англо-французская кабина (видимо, на случай если канадцы начнут говорить по-французски). Рядом бродят китайцы, которые работать точно не будут, но надеются попасть на трибуны. Мы с французами берем 2 билета (вчетвером) и идем к любимому сектору B3. Теперь нужно провернуть старый театральный трюк – пролезть вчетвером по двум билетам. Но для начала нужно пролезть двоим с двумя билетами. Так как билеты у нас «без места», места может не найтись. Поэтому приходится уговаривать девочек на входе, что мы вообще-то тут по долгу службы и нам реально надо посмотреть выступления. Два места нашлись. Через одно выступление я выскакиваю «в туалет» и выношу с собой два билета. Обратно мы идем вдвоем с Сережей, тем более, что рядом есть еще одно место. Потом то же самое делает французская коллега. Ура, мы на трибунах, радуемся. Хотя, если подумать, мы хитрим и изворачиваемся, чтобы просто сделать свою работу профессионально. Ведь нам действительно надо смотреть вживую, а не в трансляции. Вопросы на пресс-конференциях бывают и о том, что происходит на трибунах, и о том, что делал спортсмен, выходя со льда, а в трансляции в этом время показывают повторы элементов.

Это мы на трибуне. Места, как говорится, «рублевые», только вот палки впереди очень мешают. И под ногами — пропасть, я все время боялась, что уроню вниз либо ноутбук, либо рюкзак:

Мы на трибуне

Танцы, как всегда, невозможно описывать. Сколько их не смотри, все равно ничего не понять. Легче расслабиться и получать удовольствие, потому что иначе чем влиятельностью национальных федераций, оценки не объяснить. США нужно золото, США его получит, хотя Тесса и Скотт катают, как никогда в жизни.

Тесса1

Тесса2

Тесса3

Кабины потихоньку «отваливаются». Ушли на четвертое итальянцы, не будет итальянской кабины. Ушли французы (а ведь какие они прекрасные!), можно попрощаться с французской кабиной, хотя кто знает, вдруг что-то изменится. Ильиных-Кацалапов катали просто под гром трибун. Лед засыпали цветами и игрушками. Особенно умилительны крошечные девчушки, которые выезжают собирать цветы, старательно держа ручки параллельно льду :). Откуда их привезли, ведь в Сочи нет своей школы фигурного катания?

Лед

 

Боброва-Соловьев сделали прокат жизни, но все решено заранее. Не надо было им, наверное, так суетиться, менять программы. Они ушли далеко вниз, но зал все равно принимал их «на ура».

Трибуна

Дальше Мэрил и Чарли. Они прекрасны. И у них абсолютно чемпионская программа:

Мэрил

Мэрил Дэйвис и Чарли Уайт ожидаемо занимают первое место, а мы торопимся в зал для конференций. Церемонию награждения букетам посмотрю уже в записи. Тут все здание нужно успеть обежать.

Нет, французскую кабину нам оставили. Но только англо-французскую. Русские французы остаются в зале, чтобы послушать. Тут не просто работа, тут любовь к фигурному катанию. 🙂 Мы переводим в своей комбинации, а французы берут реле с нашего английского. После перевода они заскочили к нам поблагодарить за хорошее реле, нам очень приятно, тем более, что с «моковцами» у нас отношения несколько настороженные.

Елена Ильиных и Никита Кацалапов пришли первые, им вопросы на русском. Американцы и канадцы опаздывают. Их, наверное, держат в микст-зоне. Но вот и они. Улыбаются, отвечают на вопросы. Тесса и Скотт держатся хорошо, но Тесса уходит пораньше, а Скотт, развалившись на стуле, шутит с журналистами про хоккейный матч Россия-США, буллиты и свое будущее в хоккее. (Вот где пригодилось наше знание всех деталей того матча!)

Сережа уходит, так как нам пришло смс о том, что после этой пресс-конференции нам надо спешить в ГМЦ на еще одну, с началом в 00:15 (!). Там будут новоявленные чемпионы. Им, кстати, тоже еще до ГМЦ надо добраться, так что зачем мы торопимся, не совсем понятно. 🙂 Начинаем в 00:45 (как вам такой рабочий день? :))

Собственно ни на первой конференции, ни на второй никаких оригинальных вопросов нет. «Скажите, что вы чувствовали?», «А как вы тренируетесь?», «Неужели вы дружите, хотя и тренируетесь с соперниками?», «А вы точно дружите, хотя являетесь соперниками?», «А пойдете ли вы смотреть хоккей?». Как-то даже скучно.

Пресска Мэрил

Домой мы возвращаемся уже в ночи. Автобуса все нет и нет. Время от времени притормаживают такси и с надеждой вглядываются в наши лица. Но мы непреклонны. На такси у нас все равно нет денег :).  Завтра Сережа к 9 вечера на хоккей (Мне кажется, что он уже выучил там все, что можно. Сам Бэбкок ему по плечу!), а я днем опять на трамплин. Зато в горы, как я и хотела. Только бы погода исправилась.

 

 


1 Март 2014 Katrin | Комментариев (11)


Короткий танец – 16.02.2014

Сегодня хорошая погода, работа начинается после обеда, поэтому можно сходить на местный рынок. Там, говорят, много всего вкусного. Поэтому я после завтрака неспешным шагом отправляюсь куда-то приблизительно в сторону рынка, решив, что в таком маленьком городе я рано или поздно на него наткнусь :).

А пока есть возможность разглядеть Адлер. Конечно же, это не совсем город. Во всяком случае, та его часть, где живем мы. Представьте себе, что в дачном поселке у моря все построили себе не дома, а 4-этажные гостиницы. А вместо огородов оставили увитые виноградом дворики с парой пальм. У некоторых двориков не получилось, потому что нужно было еще запихнуть гараж. Вместо дорог – проезды, поэтому и тротуаров почти нет. По проездам ночами ездит молодежь на белых Жигулях. Особенный шик – это с ревом ускориться на небольшом отрезке и резко повернуть на соседнюю улицу. Один такой «джигит» каждый вечер раз пять проезжает по нашей улице. Белье сушат на улице, и вообще жизнь во многом проходит на улице (в отличие от северных городов).
Очень много маленьких магазинчиков. Не то, чтобы не было в Адлере больших магазинов и торговых центров. Стоит только пройти дальше – будут блестящие стеклянные здания с теми же вывесками, которые мы привыкли видеть везде. А тут, в нашей деревне, – маленькая мясная лавка, рядом – пекарня, где делают грузинский хлеб (самый вкусный!) и лаваш, потом – молоко, кура-гриль (это мы ее так называли, по-питерски, она там никак не называется, так что, скорее всего, она не кура, курица :)), рядом парикмахерские, починка обуви, отдельно починка одежды (а что, удобно!), сувениры и лавка с фруктами. Все магазины маленькие, пластиковые, видом из 90-х. Много столовых, где можно совсем недорого поесть. Нет никаких проблем с алкоголем. Даже после 10 вечера можно спокойно купить и пиво, и вино (если не успеть заработать на Олимпиаде, то когда еще?). Много домов добротных, богатых, а старенькие домики перед Олимпиадой, похоже, спрятали за новыми заборами.

Белье

 

Старое соседствует с новым:

Домик Адлер

 

Обязательный котик:

Котик

 

Местный малый бизнес (обратите внимание на название парикмахерской):

Парикмахерская

Сам рынок маленький, продают все то же, что и на любых других рынках. Наш Сытный, конечно же, побогаче. Но зато много местного колорита: лавровый лист, лист эвкалипта, чурчхела, разные специи и соусы. И еще чай. Кстати, очень вкусный! Есть черный, есть с добавками. Никто не пристает, не настаивает на покупке, все очень цивилизованно.

Рынок

 

По пути назад захожу в любимую «Столовую на Ульянова» — там вкусно, дешево и есть бесплатный wifi (очень рекомендую!).

Ну и к 16:00 мне в «Шайбу» на хоккей. Тут уже все понятно и отлажено. Придти, занять место в пресс-зале так, чтобы видеть большой экран, взять распечатки о командах в ячейках, налить бесплатного чая, включить текстовую трансляцию на нескольких языках и можно начинать. Кстати, чай здесь тоже «дебрендирован».

Чай

 

В «Шайбе» всегда работает несколько кабин, поэтому рядом коллеги. Они уже ищут что-то вроде «наброса вслепую» :). Играют Словения и США. Победитель понятен сразу, но интересно, что словенцы сдаваться не собираются. Они выжимают из себя все и таки забивают шайбу американцам. Американцы еще явно не отошли от вчерашнего. Счет 1:5. Радуемся за словенцев, одновременно следим за матчем Словакия-Россия в «Большом». У нас все закончилось, можно идти в кабины. У них же там начинается овертайм и буллиты. Сил переживать за нашу сборную уже не осталось, но ясно, что у нас никакой конференции не начнется, пока ситуация не прояснится. Журналисты столпились у экрана, никто в зал не торопится. Радулов забивает, ура-ура!, но обходимся без излишнего ликования. Работа не ждет.

На конференции все стандартно. Тренеры делают комплименты сопернику, хвалят своих хоккеистов. Все довольны: американцы довольны победой, словенцы тем, что «размочили счет». Еще пара вопросов, и мы свободны.

Моя коллега заболела. Она целый день мучалась, пила теплый чай с таблетками и боролась с ознобом. Потом решилась и позвонила в офис с просьбой отпустить ее отлежаться. Никаких проблем – ее отпускают (и на следующий день назначают в резерв) и присылают коллегу из резерва. Видимо, начинаются болезни; это плохо. Нет ничего хуже, чем болеть во время работы. Я сама обычно быстро прихожу в себя – помогает адреналин во время синхрона. Но если серьезно заболеть, то работать ужасно трудно. Хорошо, что никто не стал требовать героизма. Я рада, что организаторы без проблем справляются с такими ситуациями.

Теперь бегом в «Айсберг». Первая разминка уже откаталась. Что там с билетами? Ура, билеты есть, хотя без мест, а значит нужно уговаривать «ситинг-менеджеров» (так они там называются по-русски :)) пустить нас на какие-нибудь свободные местечки. Каждый раз нам приходится торжественно клясться, что мы обязательно встанем и уйдем, как только появится человек с билетом на наши места (в душе твердо зная, что с мест мы, может, и уйдем, а вот с трибуны – ни за что :)). В этот раз есть местечки на самом верху нижней трибуны. Ну что, поехали!

Я болею за наших (обе пары), они претендуют на бронзу. А борьба за золото развернется между американцами и канадцами. Мое сердце принадлежит канадцам, но золото отдадут, скорее всего, американцам. Канадцы уже олимпийские чемпионы, и, похоже, всем вокруг (и тренеру, которая тренирует обе пары, и американской федерации, и телевидению) больше хочется новых чемпионов.

Я сижу на трибуне не просто как зритель. У меня в руках распечатки со старт-листом и перечнем элементов в программах фигуристов. На коленях ноутбук, чтобы сразу отслеживать оценки и читать комментарии профессионалов. Не хватает бинокля, а то иногда «плохо видны ребра» 🙂 (насколько чисто выполняют фигуристы различные элементы, связанные с работой конька). «Ситинг-менеджеры» смотрят на нас с уважением – сразу видно: люди пришли работать :). Вот только Интернет подводит: бесплатный на трибунах «Айсберга» ловится очень плохо, приходится пользоваться модемом, а модемный Интернет в роуминге просто золотой получается.

Трибуны, конечно, изумляют. Не знаю, зачем эти люди купили билеты на танцы (самый сложный, самый непонятный вид фигурного катания), им явно нужно было на хоккей. Эти безумные крики «РАСЕЯ!» перед прокатом фигуристов из других стран, это полное непонимание, что вообще тут происходит, и почему наши не первые. Рядом с нами сидела семейка, которая после первых двух разминок просто встала и ушла (это когда начинается все самое интересное!). А выше, прямо за мной сидела другая семья с мальчиком лет 7, который постоянно орал: «Россия вперед! Мух не ловите!» и бил меня по голове какой-то надувной палкой. Перед последней разминкой они, слава Богу, тоже куда-то ушли и не вернулись. Бедные фигуристы! Бедные любители фигурного катания!

Тесса со Скоттом откатали превосходно, но первыми предсказуемо становятся Мэрил и Чарли. А вот среди наших пар рокировочка: третьими после короткой стали Ильиных и Кацалапов, а вовсе не первая наша пара Боброва-Соловьев. Признаться, они выступили очень нервно и коряво и заслуженно спустились под совершенно прекрасных французов. Но еще не все потеряно. Разница в баллах минимальна (судьи – ювелиры). Даже между Тессой и Мэрил всего 3,5 балла. Теоретически шанс есть. Завтра будет весело (если, конечно, меня оставят на фигурке, хотя что-то мне говорит, что, скорее всего, оставят :)).

Тесса Вирчу и Скотт Мойр

Тесса и Скотт

 

Мэрил Дэвис и Чарли Уайт

Мэрил и Чарли

 

Елена Ильиных и Никина Кацалапов

Ильиных

 

Бежим на пресс-конференцию. Нам бежать через все здание и пару кордонов. Я так и не освоила эти коридоры, поэтому каждый раз выхожу в разных местах. Пока бежала, чуть не сбила с ног Виктора Петренко (ах!), внизу едва не влетела в Транькова, который фотографировался с журналистами. По коридору мимо прошествовала ТАТ (Татьяна Тарасова). Оказывается, перед конференцией будет жеребьевка на произвольный танец. Переводить жеребьевку не надо, но зато можно посмотреть. Они ВСЕ там. И фигуристы, и их тренеры (многие из них бывшие фигуристы). Все ЖИВЫЕ! Вот там сидит Барбара Фузар-Поли, а чуть подальше Марина Зуева, в дверях стоит Гвендаль Пейзера. Полный восторг!

Сама конференция закончилась быстро: все довольны, все счастливы. Наши так просто ликуют (причем ведут себя, как будто иначе и быть не могло, ох светит им звездная болезнь!). К полпервого выключаемся, подписываем свои бумажки у менеджера и домой. Если верить программе на завтра, я сюда еще вернусь завтра. 🙂


Katrin | Пока нет комментариев


Шорт-трек – 15.02.2014

Сегодня фигурного катания нет. Точнее нет соревнований, но есть пресс-конференции.

Утро начинается с мужской сборной США по фигурному катанию. А затем днем – шорт-трек. Для меня это совершенно новая дисциплина. Не то чтобы там было что-то очень сложное или отличное от классического бега на коньках с точки зрения терминологии. Но правила нужно посмотреть, имена найти. Главное имя одно – Виктор Ан. Честно говоря, как-то сначала меня он не впечатляет. Бывший кореец, ныне русский.

В «Айсберге», где идет шорт-трек, появилась возможность сесть на трибуны. И очень хорошо, потому что я никогда не видела шорт-трек живьем. Скажу вам, это великолепное зрелище. Причем по телевизору видно не все и не все сразу становится понятным. На стадионе же понимаешь все быстрее и полнее.

Самое главное (кроме формы катка) – это то, что шорт-трек не о том, чтобы бежать быстрее, а чтобы бежать быстрее и умнее соперников. И это просто удивительно. Спортсмены не бегут сломя голову со старта, а занимают позиции. Возможностей обгона немного, для них требуется хорошая техника и умение. В общем, умный вид спорта. Но впечатляет даже не это. На последних кругах на трибунах растет напряжение, все невольно начинают кричать и размахивать руками. Я совершенно не собиралась ни за кого болеть. Но не болеть тут невозможно. Чем ближе к финалу, тем больше болеешь.

Шорт-трек

 

Во время заливки болтаем с китайскими переводчицами. Они очень милые, очень тихие и очень болеют за китайских спортсменов. Довольно тихо болеют, но все равно видно, что очень переживают.

Интересно, что перед началом каждого забега, зрителей предупреждают, чтобы они вели себя очень тихо, иначе спортсменов могут дисквалифицировать. На экранах появляются надписи: «Тссссс!» и «Shshshsh!» и талисманы Игр, призывающие к тишине.

Талисманы

 

Вот и финалы. У женщин на дистанции 1500 м выигрывает китаянка – переводчицы ликуют и щелкают фотоаппаратами. Мужской финал на 1000 м. Там будут двое наших: Ан и Григорьев. Сначала они держались сзади, но потом вырвались вперед, держатся рядом, аккуратно оттирая соперников. Фактически Ан не просто выиграл, но и привез еще и серебро. Но как же орал стадион! Это что-то невероятное! Две медали сразу!

Шорт-трек 2

 

Пока идет церемония вручения букетов, мы спускаемся в зал для пресс-конференций. Пресс-конференций на самом деле будет две: сначала женщины, потом мужчины. Конфигурация кабин разная и довольно сложная. Моя задача переводить в русско-английской комбинации и брать реле через английский с корейцев и китайцев. Все прошло хорошо, коллеги выше всяких похвал, пару раз дала им реле с русского. Все довольны. Дальше мужчины. Как выяснилось позднее, у нас ушла китайская кабина и вместо нее села вторая корейская (русский и корейский). Меня об этом никто не предупредил, поэтому я по-прежнему беру реле с английского. Прибегает менеджер и пишет на бумажке: «Не надо переводить с корейского на русский». Что за бред, думаю я. Я с корейского не перевожу :). Ушло еще минут пять, чтобы я поняла, что забиваю второй корейской кабине русский канал. Ну ладно, канал освобождаю. Но предупреждать же надо! Все-таки самое сложное в синхроне с несколькими языками – это переключение кнопок и отслеживание направления перевода. То есть мало того, что нужно думать, что ты переводишь, но еще и следить за тем, нужно ли это вообще переводить и в какую сторону :).

Виктор Ан

 

После соревнований возвращаюсь в ГМЦ. Там все смотрят хоккей. Нет, не так. Там АБСОЛЮТНО ВСЕ смотрят хоккей. Играют США и Россия. В офисе народ приклеился к экрану – заканчивается овертайм. Мы автоматически приклеиваемся тоже. Ничья, буллиты. Вы не представляете, как тяжело смотреть эти буллиты! Каждый бросок – это дичайшее напряжение. Крики и скачки после забитых нашими шайб, стоны разочарования после пропущенных. С нами кричит и стонет весь ГМЦ. Все остановилось. Нам надо идти на следующую пресс-конференцию, но, похоже, она не начнется, пока матч не закончится. Все ждут. Ну, давайте же, давайте! Но нет, Ти Джей Оши не промахивается. Обидно до слез. Хотя, казалось бы, мы даже не смотрели всю игру! Выбегаем в коридор – там только-только начинается шевеление. Все вдруг вспомнили, что вообще-то есть работа.   Eсли честно, даже не представляю, как нам сейчас переводить. Ощущение полного эмоционального опустошения. Нет никаких сил сконцентрироваться. Сразу накатывает усталость. У нас пошел 10-й день работы. Усталость уже и так успела поднакопиться, а после игры внезапно обрушивается на весь организм. Какой ужас! Нельзя смотреть эти хоккейные матчи перед работой. Их можно смотреть только эмоционально устойчивым переводчикам. А я к таким точно не принадлежу. 🙂

Последняя работа сегодня — представление женской сборной США по фигурному катанию в зале «Толстой». Грейси Голд, Эшли Вагнер и Полина Эдмундс. Такие молодые и такие разные. Правда, на пресс-конференцию две старшие с нарисованными одним карандашом бровями и абсолютно одинаковой яркой помадой на лице. Смешные девчонки. А у Полины такое русское лицо (у нее русская мама), такие длинные руки и ноги, нескладный такой утенок, который очень скоро превратится в лебедя. Все очень милые, много щебечут, потом с удовольствием фотографируются.

Американские фигуристки

 

Мы с коллегой справляемся хорошо, но в голове все еще хоккей. А каково там Сереже?

Как выясняется, ему лучше. На трибуны «Большого» их с коллегой не пустили, поэтому смотрели трансляцию с комментариями на компьютере. У Сережи интерес к хоккею исключительно профессиональный, совсем не болельщицкий. Он выуживает выражения, отслеживает комбинации. У него нет хоккейного азарта. Наверное, поэтому он так хорошо переводит хоккей. А вот второй переводчик сильно переживает. Я очень хорошо представляю, как ему тяжело. К тому же на пресс-конференции огромное количество народа, перевод слушают, права на ошибку нет. Но, конечно же, все прошло без сучка и задоринки.

Завтра у нас с коллегой женский хоккей, а потом короткий танец. Хо-хо! Сережа начинает в 7:30 утра, а продолжает женским хоккеем («Меня выгнали из «Большого»!», говорит он :)).


24 Февраль 2014 Katrin | Комментариев (6)


Настоящий праздник – 14.02.2014

Сегодня у меня праздник. Но не День св. Валентина, а День фигурного катания. Наконец-то я буду переводить на тему, которую знаю и люблю! И подготовка здесь совсем другая – я же все равно читаю статьи по фигурному катанию. Конечно же, я знаю весь расклад, я знаю почти все программы, я знаю систему оценки (в той степени, в которой ее вообще может понять неспециалист). И я даже знаю, куда надо смотреть, чтобы найти протоколы! (На самом деле, тут нет ничего сложного, и мне даже непонятно, почему по поводу протоколов такие дискуссии на форумах. Нужно только пойти на официальный сайт ОИ в Сочи: sochi2014.com и посмотреть автоматически обновляющуюся табличку с планируемым содержанием фигуристок и потом с баллами за прокат.)

Да что там говорить, я точно знала, что Плющенко снимется! 🙂 (На самом деле, это знали все, кто следил за фигурным катанием хотя бы в течение последнего сезона. Это снятие было запланировано давно, но только вот обставлено по разным причинам было неудачно).

С утра у меня загадочная конференция «Сочи 2014», потом конференция американцев (танцы на льду), а вечером – ура-ура-ура! – я работаю на пресс-конференции после произвольной программы у мужчин.

Загадочная конференция отменилась. Я даже не знаю, кому-нибудь удалось ее попереводить? Ее ставили каждый день, и каждый день она отменялась. 🙂  Началась конференция с фигуристами (Чок-Бейтс, Шибутани и Дэвис-Уайт). Какие американцы и канадцы молодцы. Обязательно дают возможность журналистам пообщаться со спортсменами. Вопросы довольно стандартные, и какое же удовольствие понимать, что для меня нет никаких неожиданностей. Я точно понимаю, что спрашивают и почему это спрашивают. Хотя нет, затесался один журналист, который, видимо, зашел совершенно случайно. Его вопросы вызывают недоумение сначала у меня, потом через меня у спортсменов и модератора. Модератор просит пояснить вопрос. После пояснения становится понятно, что он реально ничего не знает о фигурном катании, не говоря уж о раскладе сил. Мэрил Дэвис и Чарли Уайт отвечают очень вежливо и очень аккуратно, ничем не выдавая, что объясняют основы. А дальше тот же журналист выдал вопрос, который у меня лично сразу занял первое место в рейтинге самых неумных вопросов на пресс-конференциях. Он спросил: «Мэрил, скажите, а у вас всегда такое лицо или на вас макияж?». Убеждена, что после этого его должны были вывести из зала, но Мэрил спокойненько ответила, что да, она накрашена. Конечно, у Мэрил довольно экзотическая внешность, но надо же думать, что спрашиваешь! Ужас какой-то! Зато после пресски постояла в зале, посмотрела, с каким уважением общаются спортсмены с прессой. Они понимают, что это их работа, фотографируются с улыбкой, отвечают на вопросы спокойно. А журналисты, в основном американцы, не задают неудобных вопросов, улыбаются.

Мэрил

 

Вообще-то сегодня День св. Валентина. Мы тут слегка забыли, что такое день недели и число, потому что живем по другому календарю, олимпийскому. Но в ГМЦ о празднике не забыли: у стойки информации каждый может взять половинку сердца с номером. Если найдешь вторую половинку, то получишь бесплатный коктейль в баре. Девочки-волонтеры все с сердечками, спрашивают у всех номера. Даже не знаю, нашел ли кто-нибудь свою пару. Все-таки даже ГМЦ большой, не говоря уж об Олимпийском парке.

День св Валентина

 

Кстати, там же на стойке можно взять листочек с самыми распространенными русскими фразами и их переводом на разные языки. Очень удобно:

Слова
ГМЦ – это целый мир. Это совершенно гигантский комплекс, где работают сотни людей. Тут и залы для конференций, и помещения для журналистов, и студии вещателей, и самые разные службы: столовая, прачечная, магазин сувениров, магазин продуктов, Сбербанк, Макдоналдс, куча буфетов, даже почта. На почте можно купить олимпийские конверты и открытки и тут же их отправить. Продаются конверты, гашеные специальным олимпийским штампом, олимпийские марки, наборы. На почте вечно толпятся люди. Ведь всем нужно отправить открытку из Олимпийского парка! И не одну!

ГМЦ1

Почта

 

К 7 вечера идем с коллегой в Айсберг. В парке огромное количество японских фанатов.

Фанаты японские

 

По идее у нас есть доступ на трибуну для прессы, и предполагается, что менеджер по работе с прессой должна посадить нас на свободные места. Дело в том, что на экране показывают далеко не все. Вокруг спортсменов происходит очень многое, не попадающее на экран. Нам же, переводчикам пресс-конференции, может оказаться важным все: кто с кем обнимался после проката, кто на кого смотрел, как вели себя трибуны до, во время и после выступления. Многие из этих мелочей становятся темой для вопросов на пресс-конференции. Синхронный перевод – это вообще работа, в которой очень много неопределенности. Мы даже не знаем, что сейчас будем говорить :). Поэтому чем больше ты собираешь информации, чем больше ты знаешь о том, что ты переводишь, тем проще понимать, о чем спрашивают, тем легче переводить. Казалось бы, это понятно любому переводчику.

Но, как оказалось, это совершенно непонятно менеджеру «Айсберга» по работе с прессой. Она считает, что переводчики просто хотят посмотреть фигурное катание (а мы и не отрицаем, что хотим! :)) и помешать журналистам. Тот факт, что без нас журналисты не смогут получить полную информацию о том, что говорят фигуристы, ее не волнует. Она не видит тут никакой связи. Поэтому общения не получается. Обычно менеджеры лингвистической службы, в распоряжении которых мы находимся, договариваются и проводят нас на трибуны во время соревнований, хотя бы на какую-то их часть. Однако фигурное катание – это вид спорта, на который хотят попасть очень многие, поэтому кроме аккредитации нужны еще специальные билеты. Хотя бы без мест. А билетов нет.

Но мы ведь профессиональные переводчики, а профессиональный переводчик никогда не сдается. Если нам что-то нужно, чтобы выполнить свою работу, мы ни перед чем не останавливаемсяJ. Короче, довольно скоро мы с коллегой оказываемся на нижней трибуне  :).

Я наслаждаюсь! Разве это работа? Это праздник какой-то! Живые Чан, Такахаши, Ханью, Эббот! На трибунах полно японских и канадских флагов, хотя все они тонут в море российской атрибутики. Публика собралась, конечно, не совсем фигурнокатательная. Но поскольку русских фигуристов нет, то болеют за всех. Я болею за Ханью и Чана одновременно. Оба при чистом прокате прекрасны. Наверное, я чуть больше хочу золота Чану: во-первых, у него совершенно потрясающее скольжение, которое я еще больше оценила вживую, а во-вторых, у него превосходная программа. И вообще, он заслужил. 🙂 Третье место я готова отдать Такахаши, потому что он тоже его заслуживает.

Такахаши — любимец японских болельщиков:

Така

 

Чан — олимпийская надежда Канады:

Чан

 

Больше всех за этот вечер мне понравился Джереми Эббот. Это была лебединая песня. Как жалко, что он уходит! А остальные герои не выдержали напряжения и начали сыпаться. Причем так, что от артистической стороны их выступления почти ничего не осталось. Ханью больше отпрыгал, Чан больше накатал, а Денис Тен, который стал третьим, большой молодец, но все же его прокат был довольно скованным. Это было очень видно с трибун. Но все равно здорово, что я все это видела.

Пока призерам вручают букеты, мы мчимся в кабину. Чтобы все было под рукой, нужно выписать на бумажку основные несделанные элементы, баллы, имена тренеров и музыку программ. Зато мы совсем не боимся, что спортсмены начнут сыпать терминами или вспоминать прошлые заслуги. Мы все знаем! Мы сами можем все рассказать журналистам! Какое же счастье переводить то, что ты хорошо знаешь!

Тут мы немного пофотографировались с Ханью, так как переводила японская кабина 🙂 :

Я и Ханью

 

Пресс-конференция заканчивается поздно, но мы с коллегой довольны. Какой был замечательный день. Вот бы нас еще как-нибудь поставили на фигурное катание!

Сережа опять на хоккее. У него играют Канада-Австрия. С утра он целый день слушал и смотрел Бэбкока. Похоже, он становится главным специалистом по Бэбкоку. Но все равно его очень сложно переводить.

Пришел график на следующий день. С утра пресс-конференция в ГМЦ, тоже по фигурному катанию, а позже шорт-трек. У Сережи опять хоккей. Россия-США. Похоже, там будет жарко :).


Katrin | Комментариев (7)


Настоящий хоккей – 13.02.2014

Сегодня опять хоккей. Я уже начинаю, как мне кажется, в нем разбираться. Конечно, я не знаю там всей предыстории и тонкостей, но во всяком случае у меня находятся синонимы к разным выражениям и есть ощущение, что я могу это перевести. На самом деле, это, конечно же, иллюзия, потому что впереди нас ждет, среди прочих, Майкл Бэбкок (тренер канадской сборной), который, как выяснится к вечеру, говорит очень быстро, нечетко и только на «хоккейном языке» как будто все вокруг должны как он жить только хоккеем. Впрочем, возможно, обычно его окружают именно такие люди.

Перед выездом на работу выхожу прогуляться. В Сочи (точнее в Адлере, так как в самом Сочи мы еще не были) настоящая весна. Зацвела мимоза, везде высажены тюльпаны, солнышко припекает. На солнце в куртке жарко (до +16С), но в тени еще прохладно. Фактически это наш конец мая.

Тюльпаны

 

Мимоза

 

По пути отметила, что перед входом в ГМЦ и в Олимпийский парк идет оживленная торговля значками. Много значков с разных Олимпиад, включая московскую, хотя, как мне кажется, это все подделка. Как могло у людей сохраниться несколько десятков одинаковых значков с Олимпийским мишкой? Вообще у многих журналистов на ленте аккредитации, на одежде и бейсболках много самых разных значков. Их дарят, ими меняются. Чем дальше, тем больше вокруг значков. Хорошая традиция.

Значки

 

Сегодня мы работаем в Большом. Тут все большое. Расстояния, помещения. От входа для прессы до пресс-зоны идти нужно по длинному мрачному коридору вдоль «зоопарка» (по выражению Сережи): клеток с искусственным газоном для разминок, складов инвентаря, каких-то ящиков. В пресс-зоне идет трансляция без звука, и при этом нет Интернета. То есть он есть, но только для прессы: они подключаются к другому каналу и вводят в качестве пароля номер своей аккредитации. Наши аккредитации не годятся. На трибуны попасть сложно. Уходим в зал для пресс-конференции, кабины еще закрыты, но можно сесть в зале. Поскольку играют наши, в Интернете есть трансляция с комментарием. Это очень удобно. Плюс несколько текстовых трансляций. По ходу дела выписываем разные выражения. Главное, понять, в чем сильные и слабые стороны команды и как идет игра.
Наши выиграли, Биляллетдинов доволен. Мы тоже, так как с точки зрения переводчика Бил говорит всегда отлично: четко, понятно, полными предложениями. В основном переводил Сергей, у него получилось просто классно (ну, собственно, как всегда). И после пресс-конференции один из журналистов подошел к менеджеру и похвалил перевод. Было очень приятно.

Вот Большой:

Большой

 

А это мы в кабине:

Мы в Большом

 

Между играми идем перекусить в Олимпийский парк. Там ряды киосков с разной едой. Причем все вывески абсолютно нейтральны, нигде нет названий компаний или логотипов. Это Правило 50 в действии. По правилу 50 Олимпийской хартии во время Игр на всех объектах и по ТВ должны быть видны только логотипы и названия генеральных партнеров (читай спонсоров). Поэтому по всей территории проводится так называемый «дебрендинг»: заклеиваются все названия, включая названия производителей лифтов. Вместо «Крошки-картошки» — просто «Печеная картошка». На телефоны и компьютеры нужно наклеить скотч (повезло только тем, у кого Самсунг). Нормальный прием только у Мегафона. Купить что-нибудь можно только с картой VISA. Все спортсмены привезли новые костюмы и экипировку без логотипов их спонсоров. Всех переводчиков попросили заклеить все «чужие бренды», но часть это требование проигнорировало и пока никаких санкций не последовало.

Крошка-картошка

 

Ноутбук

 
Вторая игра между Канадой и Норвегией. Канада – один из фаворитов турнира, но Норвегия сильна в обороне и у них тоже прекрасный вратарь. Норвежцы знают, что, скорее всего, проиграют, но хотят сделать это красиво. И им таки удалось «размочить» ворота канадцев. Счет 3:1. На пресс-конференции мы впервые встречаемся с человеком, которому предстоит стать главным врагом переводчиков Майком Бэбкоком. Это тренер-легенда, он в качестве тренера завоевал олимпийское золото, кубок Стэнли и титул чемпионов мира. Но говорит он просто ужасно: как будто сжевывает всю фразу. Я справлялась только очень «тонким салями»: переводя очень короткими предложениями. Уверена, что на такой скорости что-то потеряла, но будем надеяться, слушатели этого не заметили :).

Вечером возвращаемся поздно. В Олимпийском парке красивая подсветка. На крыше Большого, которая вся как один большой экран, флаги игравших команд и счет. Уже накопилась усталость. Справимся ли мы с эти марафоном? С другой стороны, я уже похудела на пару килограммов, так что у меня на эти Игры большие планы!

Парк вечером

 

Похоже, мы переходим на ночной образ жизни: завтра нам тоже работать допоздна. У Сережи хоккей Канада-Австрия (опять Бэбкок!), зато у меня настоящий праздник: днем несколько пресс-конференций в ГМЦ, включая презентацию команды США по танцам на льду (ура!), а потом произвольная у мужчин (ура-ура!). Я должна (это же надо!) буду отсмотреть всю произвольную, а потом перевести пресс-конференцию с призерами (ура-ура-ура!).


22 Февраль 2014 Katrin | Комментариев (4)


Опять хоккей — 12.02.2014

Наконец-то день начинается не рано. Можно успеть выспаться, нормально позавтракать, постирать, убрать вещи, написать письма, сделать звонки. Но в голове одна мысль: хоккей-хоккей-хоккей. Нужно учить хоккей! Вот все утро мы и учим хоккей. Как сказать: «броском от синей линии отправить шайбу в верхнюю девятку» или «опасный прострел на пятачок» или «реализовать большинство»? Будем, однако, надеяться, что после игры тренеры не будут вдаваться в подробности стратегии. Но ведь могут!

Мои женские сборные по факту оказываются мужскими: играют Латвия и Швейцария, у Сережи сборные Чехии и Швеции. Чешских синхронистов нет, поэтому с чешского будет переводить волонтер, а с этого перевода пойдет синхрон. Скажу сразу, такое бывает с «малыми» языками. Здесь все зависит от волонтера. В худшем случае перевод будет очень сильным обобщением того, что говорил оратор :).

Надо сказать, что это первая Олимпиада, на которой все пресс-конференции идут под синхронный перевод. Раньше синхрон был только на мероприятиях МОК и в основных пресс-центрах. Здесь кабины стоят на каждом объекте. Но журналисты и спортсмены еще не привыкли. Многие забывают взять наушники. Или начинают слушать перевод после того, как вопрос уже закончился, и переводчик уже все сказал. Начинается небольшая неразбериха: «где перевод», «переведите кто-нибудь, что он сказал», «а перевода нет» и т.д. Было бы, конечно, удобнее, если бы Оргкомитет заранее всех проинструктировал. Но ничего, привыкнут.

До игры нам нужно в Олимпийский парк поменять аккредитацию. Оказывается, нам не должны были давать доступ к зонам, выделенным для «вещателей» (или как здесь их называют, «бродкастеров» — на аккредитации цифра 5 и аббревиатура BRO). Почему было решено доступ снять, не знает никто, но начинают циркулировать слухи о том, что какие-то мол китайские переводчики фотографировались со спортсменами в зоне вещателей, их там заметили, и поэтому нам всем теперь нужно менять аккредитацию. Другой вариант: корейские переводчики ели в ресторанном дворике для вещателей. Третий вариант: какой-то волонтер встал прямо перед камерой. На самом деле никто ничего не знает, но нужно тащиться в Олимпийский парк и все менять. Иначе через пару дней у нас вообще не будет доступа на объекты.

К счастью, очередей в центре аккредитации нет, поэтому мы быстро получаем новые бэджики и прогулочным шагом идем к месту работы. В Олимпийском парке много людей, играет музыка, все фотографируются, покупают еду, улыбаются. Ледовые дворцы расположены большим кругом, а в середине площадь с Олимпийским факелом и трибуной для награждений. Теперь после соревнований победители не получают медалей, а только букеты. Медали им вручают на следующий день на площади. С одной стороны, это здорово, так как посмотреть на награждение приходит много народа, а с другой – жалко, что после соревнований нельзя увидеть, как поднимают флаги и играют гимн страны победителя. Очень много туристов, много семей с детьми. Почти у всех в руках флаги или шарфы, ну груди – паспорт болельщика или аккредитация. Очень много народу в спортивной одежде Боско. Вообще у Боско большой павильон прямо в центре Олимпийского парка, туда все время стоит очередь. Нет, не так: ОЧЕРЕДЬ. Серьезно, люди стоит часа два, чтобы войти в магазин спортивной одежды и купить за огромные деньги какую-нибудь курточку. Причем это не Мармот или Бертон. Это просто Боско.  Люди веселые, все улыбаются. Как будто находишься в другой стране.

Олимпийский парк

 

Это магазин Боско:

Боско

 

Болельщики:

Болельщики

 

Зайцы:

Зайцы

 

Открытая студия NBC, эфир прямо из Олимпийского парка:

Эфир NBC

 

В «Шайбе» очень приятно. Замечательный менеджер, хорошие звуковики, удобные места для прессы, есть бесплатные чай и кофе, коллеги из других кабин. На трибуны мы даже не просимся, там практически нет мест. Но на самом деле нам это не нужно. Мы смотрим трансляцию на большом экране и читаем текстовую трансляцию из нескольких источников на разных языках. Это очень помогает не только понять, что происходит на экране, но и как это можно описать. Матч был хороший, у Латвии замечательный вратарь («как осьминог» сказали про него во время трансляции :)). Пресс-конференция проходит мирно, все друг друга хвалят, в подробности не вдаются, сложностей не создают.

Моя проблема состоит в том, что одновременно идет произвольная программа у пар в фигурном катании. Поэтому мне нужно одновременно смотреть еще одну трансляцию. Это очень отвлекает J. Как жаль, что так наложилось! Зато у нас золото. И не просто золото, а золото с серебром! Как здорово!

По плану пресс-конференция заканчивается в час ночи, но к 12 мы уже освободились. Завтра можно выспаться, но потом 2 (два!) хоккейных матча. Россия-Словения и Канада-Норвегия. Зато мы с Сережей переводим вместе. Будем опять учить хоккей. 🙂


Katrin | Комментариев (1)


Хоккей – 11.02.2014

Сережа сегодня утром отдыхает, во второй половине дня едет опять в горы. Но у них там собирается большая и веселая компания, и как выясниться позже, половина прессок отменится. Так что день у них прошел хорошо и даже закончился не очень поздно.

 

Я с утра в ГМЦ, на Джереми Эббота. Тут мне даже готовиться не надо. Только посмотреть, на каких элементах он расклеился в короткой программе на командных соревнованиях. Да, точно, практически на всех. Этот прокат стоил его команде серебра. Но в индивидуалке он соберется. Американские мальчики не входят в число фаворитов, но все равно интересно послушать спортсмена, выступления которого смотришь уже много лет.

Дальше – хоккей. Всем известно, что в России все знают абсолютно все про медицину, воспитание детей и хоккей. Так вот, похоже, на первой конференции российской сборной про хоккей будут знать все, кроме английского переводчика. Меня начинает потряхивать. Нет, я не совсем-совсем профан. Я даже знаю, кто такой Малкин и что такое оффсайд. Я читаю «Спорт-экспресс» (правда, про другие виды спорта) и некоторые спортивные форумы. У меня даже была дома мягкая игрушка в форме Детройт Red Wings, и в конце концов, я знаю, что ТАТ (Татьяна Анатольевна Тарасова) – дочь САМОГО Тарасова! J Но в последний раз я смотрела хоккей очень давно: тот самый печальный олимпийский финал Россия-Чехия, который испортил мне настроение на несколько дней. С тех пор я в хоккей старалась не вникать. А ведь там будут журналисты, которые живут хоккеем. И английские вопросы и ответы пойдут на моих коллег в 5-ти кабинах!

В такой ситуации спасает только то, что мой бывший преподаватель и коллега Андрей Фалалеев (которого, к сожалению, нет на этой Олимпиаде, а она могла бы стать 10-й  в его биографии) называет «полнотой внимания». Поскольку перевод – это не профессия, а образ жизни, профессиональный переводчик постоянно цепляет информацию вокруг себя. Я могу не знать, что Дацюк – капитан нашей сборной (хотя это я быстро нашла), но я помню, что когда-то читала в новостях, что у него была в январе травма (быстро нашла какая). Я не знала, что Овечкин – самый ценный игрок НХЛ 2013 года (эта информация есть у меня в распечатках), но я живу не в вакууме, и помню, что он играл еще в Турине.

Главное в подготовке – постараться предугадать, о чем пойдет речь. О чем могут говорить на пресс-конференции перед началом турнира? Скорее всего, будут говорить о настрое, о подготовке, возможно о прошлых победах и поражениях. Может быть, о конфигурации игровых звеньев, о старых травмах. Будем надеяться, что описание конкретных комбинаций останутся для тех, кто в них разбирается. Ну все, время вышло, идем.

Российская сборная во главе с Третьяком торжественно занимает весь президиум, работа началась. Мы с молодой коллегой пишем друг другу цифры и следим за кнопками переключения каналов (работает 6 кабин, часть перевода идет через реле). Все прошло хорошо, и уже через час я нахожу в англоязычных статьях дословные цитаты из нашего перевода.

РФ сборная хоккей

 

Продолжаем готовиться, и следующие конференции проходят без лишних нервов. Все нормально. Теперь наша задача поесть и попасть в Айсберг на короткую программу наших пар. Я уже провела для коллег, которые переводят пресс-конференцию после соревнований, небольшой брифинг и отправила им свой глоссарий. Но они туда идут на работу, а мне надо прорваться без билета. Думаю, что не нужно уточнять, что нам это, конечно же, удалось.

Короткая пары

 

По одиночке и попарно переводчики проникают через все кордоны и собираются в самом верхнем секторе. Как мы болеем! Только бы не упал Максим (Траньков). Только бы прыгнула Вера (Базарова). Только бы Столбова-Климов не испугались. Выстоят ли немцы? Только бы все было хорошо! В последний раз я так болела за Ягудина. Но по телевизору, а не на трибуне. Зажимаем кулачки.

Болею

 

Однако мы не были бы переводчиками, если бы параллельно не обсуждали, как что называется на разных языках. Это немного помогает снимать напряжение.

Траньков-Волоссожар слегко зажаты, но все равно прекрасны. Савченко-Шолковы ошиблись, вторые, так что все честно. Этот розовый цвет у Алены, конечно, жесть, но все равно хороши. Столбова-Климов просто умницы, как они выросли за год! Вера Базарова все прыгнула, но Ларионов сдвоил прыжок – что-то этот год у них не задался. Очень хороши вторые канадцы, заводят весь зал. Китайские ветераны Пан-Тун ошиблись на прыжке, но они тоже достойны пьедестала. И как же здорово смотреть на них всех с трибуны! Правда, болельщики не очень фигурнокатательные. Орут, скандируют «Россия!», один даже притащил барабан. Хлопают своим, мало поддерживают других фигуристов. У нормальных фанов так не принято. Мы болеем за фигуристов, а не за флаг. Но Олимпиада – особый турнир, приходится с этим мириться.

Волосожар Траньков

День заканчивается за полночь. Завтра у меня опять женский хоккей в «Шайбе». Зато не с раннего утра, поэтому высплюсь и успею что-то подучить. У Сережи вечером мужской хоккей в «Большом». Мда, завтра придется опять учить хоккей.


14 Февраль 2014 Katrin | Комментариев (4)


Шайба — 10.02.2014

Утро у меня выдалось неспешное. На работу лишь к 13.00, но вообще-то нужно еще выучить все про женский хоккей, а это немало. Пришла на завтрак довольно рано и пофотографировала. Похоже, нам очень повезло. Коллеги, живущие в других гостиницах, все время на что-то жалуются: у кого-то завтраки маленькие, у кого-то холодные, кому-то утром приходится идти в соседний ресторанчик. Нам всем все нравится. Я потом расскажу побольше про нашу гостиницу, но пока про завтрак. На 3-м этаже у нас маленькая, но уютная кухонька с двумя столами. Хозяйка Тамара утром готовит кашу и оставляет ее в кастрюльке. Поэтому даже в 10 утра она еще теплая (хотя вообще-то в кухне есть и микроволновка). Каждый накладывает себе сам, поэтому никто не жалуется, что каши мало. Каша очень вкусная. А еще есть вареные яйца, хлеб, сыр, колбаса, творог и сметана, каждый день либо блинчики, либо сырники, либо оладьи. На столах розетки с вареньем и медом. Чай и растворимый кофе и всегда горячая вода в чайнике-термосе. Все свежее, домашнее, вкусное. Если что, можно готовить и самостоятельно. Вокруг много продуктовых магазинов, в номере – холодильник. Если кто-то уезжает утром очень рано, то Тамара с вечера оставляет бутерброды.

Кухня1

 

Кухня2

 

Кухня3

 

Обедаем мы обычно на объектах, ужинаем либо там, либо в городе. Наше любимое место «Техас», но вокруг много вкусных и недорогих ресторанчиков. Дороже всего есть в горах. Там чем выше, тем дороже и менее вкусно. В ГМЦ есть большая столовая, где самые бережливые могут съесть комплексный обед за 250 рублей, а для остальных выбор очень большой. Есть и Макдоналдс. У горного медиацентра коллеги нашли неплохую и дешевую столовую. Мы стараемся экономить, так как на еду нам выделили совсем немного денег (точнее их выплатят с гонораром), но без еды тоже нельзя. На некоторых объектах в зонах для прессы можно пить бесплатный чай и растворимый кофе. В Кубанском углу всегда нальют краснодарского чая и угостят пряниками и баранками. Так что голодным никто не ходит.

«Шайба» предназначена для женского хоккея и некоторых игр мужского хоккея. Менеджер объекта Станислав встречает меня у входя для прессы. Он настоящий фанат хоккея и при этом фанат перевода. В зоне для СМИ все устроено очень компактно и очень удобно. Есть места для работы, компьютеры, принтер, wi-fi, распечатки статистики, бесплатный чай-кофе, внизу буфет. Отовсюду видны большие экраны – все время можно следить за игрой. У меня две игры и после каждой пресс-конференция. Кабины расположены на 1-м этаже, оборудование стандартное, сегодня работает 3 кабины: английская, французская и немецкая. Первый тайм мы (переводчики) проводим на трибунах. И это очень полезно, так как помогает включиться в игру. К тому же наши немцы прекрасно разбираются в хоккее, они охотно отвечают на мои вопросы. Два оставшихся тайма я сижу в Интернете, читаю прессу, впитываю, каким языком говорят о хоккее, что пишут о хоккеистках.

Каток хоккей

 

Оказывается, женский хоккей – это очень интересно. В нем запрещены силовые приемы, поэтому игроки больше полагаются на тактику и стратегию, а не на физическую силу. Поэтому во время игры гораздо больше атакуют, чем дерутся. И куча мала у ворот как-то быстро и уважительно рассасывается, а не превращается в побоище. И, конечно, девушки-хоккеистки просто прекрасны. Их решимость, стойкость, стремление к победе поражают. Уже понятно, что игра проиграна, но они снова и снова пытаются атаковать ворота противника, даже когда очевидно, что силы неравны.

Хоккей женский

 

На пресс-конференцию приходят тренеры команд. Комментарии, комплименты соперникам и вопросы журналистов. К сожалению, звук микрофона в зале настолько плох, что мы практически ничего не понимаем. Я даже выскочила в зал, чтобы удостовериться, что микрофон включен. Увеличение громкости не помогает, потому что усиливаются шумы, звук плывет, сложно разбирать слова. После конференции общаюсь с звукотехником. Как всегда, первый ответ: «Сделать ничего нельзя, увеличивайте громкость». Провожу традиционную лекцию на предмет того, что переводчику нужна не громкость звука, а четкость голоса. Нужны определенные частоты. Мы уже убрали басы, подвернули верхи, но качество звука не улучшилось. С помощью Станислава экспериментальным путем устанавливаем, что микрофон работает хорошо, если выключить микрофоны в президиуме. Причем сделать это можно с пульта. Ну вот, проблема решена! На второй конференции звук уже нормальный, хотя, конечно, все равно переводить сложно, так как говорят быстро, сбивчиво и на тему, которую я все-таки не очень глубоко знаю. Но менеджер доволен, значит все нормально.

Возникает логичный вопрос, почему нельзя на хоккей поставить тех, кто знает хоккей, а на фигурное катание – тех, кто разбирается в фигурном катании. Или прикрепить каждого к какому-то виду спорта. Я, конечно, была бы счастлива переводить фигурное катание, но нас тут 100 человек с разными языками. А заявок на перевод очень много. Если начинать учитывать личные предпочтения, то может начаться хаос. Все захотят на условный биатлон, и никто не пойдет на условный керлинг.  А кроме видов спорта, есть же еще разные объекты, разной степени ответственности мероприятия. Разные языки, комбинации для реле. И вообще, это было бы нечестно по отношению к тем, кому пришлось бы каждый день по 2,5 часа добираться до работы в горах. Так что мне как раз очень нравится, что я могу поработать на самых разных мероприятиях и увидеть разные стороны Олимпиады. Вот если бы еще опять попасть на фигурное катание! 🙂

Возвращаюсь очень поздно, в автобусе получаю наряд на завтра. У меня ГМЦ. С утра пресс-конференция с американской сборной по фигурному катанию (ура-ура!), а потом три конференции подряд про мужские сборные по хоккею России, Финляндии и США (ой!). Ладно, утро вечера мудренее. Завтра разберемся.


13 Февраль 2014 Katrin | Комментариев (4)



Page 1 of 212