Новости Энциклопедия переводчика Блоги Авторский дневник Форум Работа

Декларация О нас пишут Награды Читальня Конкурсы Опросы
Автор
Рубрики

A Few Words to the Wise

Мысли и заметки просто так

Подписаться на RSS  |   На главную

Главный медиацентр (ГМЦ) — 09.02.2014

Утро начинается рано – еду в Прибрежную олимпийскую деревню. В прошлый раз туда меня вели коллеги, поэтому я совсем не обращала внимания на то, как туда добираться. Попробовала идти по официальным инструкциям и тут же запуталась в номерах КПП. Работающие там полицейские сами ничего не знают. Ну ладно, ухожу в сонный транс, иду, куда ведут ноги, и надеюсь, что выйду, куда надо. Будете смеяться, но ноги вывели меня верно, и я первой из переводчиков прибываю на объект.

Олимпийский парк рядом с ГМЦ:

Рядом с ГМЦ

 

ГМЦ вечером:

ГМЦ вечером

 

ГМЦ внутри:

ГМЦ внутри

 

Со мной сегодня в паре прекрасный московский переводчик, который к тому же накануне смотрел фигурное катание в «Айсберге». Нам есть о чем поговорить. 🙂 Во французской кабине – коллеги, приглашенные МОК. С девушкой я познакомилась еще в первый день. Она из Женевы, закончила ETI, у нас там куча общих знакомых. Второй переводчик имеет громкое имя, к тому же он работал на одной из кафедр в Монтерее, когда я там училась. Его имя я много и часто слышала от одной из моих соседок по квартире. 🙂  Захожу познакомиться в кабину. Монтерейский институт, конечно, слегка лед растопил, но этот айсберг мне не по силам. Ну ладно, такое бывает с европейскими переводчиками. Мы сейчас для них местные. Думается мне, и наши переводчики иногда страдают некоторым высокомерием по отношению к «местным» коллегам. Но работа всегда все расставляет по местам.

Правда, на этот раз работа продолжается всего 20 минут, и мы двигаемся в Главный медиацентр. У нас впереди несколько пресс-конференций на самые разные темы. При этом они в любой момент могут отмениться, но могут и добавиться. Что там будет, заранее не знаешь. В принципе конференции с победителями проходят прямо после соревнований на объектах, а в ГМЦ проходят команды по разным видам спорта и общаются с журналистами. Журналисты имеют возможность задать вопросы спортсменам и тренерам, сделать фотографии, провести индивидуальные интервью. Но что конкретно будет – никогда не известно: могут обсуждаться стратегия и тактика игры, биография спортсменов, ожидания от этой Олимпиады и результаты прошлых, какие-то высказывания в прессе, правила и традиции, состояние инвентаря и костюмы. На одной конференции (в зале «Чехов») больше часа рыдали три сестры и их родители из Канады. Две младшие накануне получили золото и серебро в могуле, поэтому все счастливы, все горды, все не могут наговориться, причем сразу на двух языках: квебекском французском и английском. Наша французская кабина (авторы самого популярного на Играх пособия Матюшин и Солнцев) сразу нас предупредили о том, что франкоязычные канадцы любят говорить на двух языках одновременно. Поэтому я спускаюсь вниз, чтобы попросить модератора следить за порядком. Модератор отнеслась к просьбе с пониманием, но с первого предложения начала прыгать с языка на язык просто в рамках одного предложения. Короче, первые минут 5 мы просто тыкали в кнопки, ничего не успевая. Ведь когда выступают на английском, мы слушаем основной канал (floor) и переводим на русский (для журналистов в зале и для французских коллег), а когда выступают на французском, то мы берем реле с французов (то есть слушаем их русский перевод) и переводим на английский. Когда коллеги надежны, проблем с «двойным» переводом обычно не бывает. Но когда тебе дают неважный перевод, то, к сожалению, страдают все остальные кабины. Поэтому переводить для коллег — это двойная ответственность. Наши французы – выше всяких похвал, так что все проходит гладко.

Рабочее место

 

А вечером мы все (кроме тех, кто в горах) идем к Ирине Сергеевне праздновать ее день рождения. Я из Питера везу подарок от преподавателей ВШП. Должны подойти и наши слушатели-волонтеры. Ирина Сергеевна организовала стол в холле своей гостиницы, принесла с местного рынка сыров, фруктов и вина. Но, конечно же, все равно все потом еще несколько раз бегали в магазин :). Вечер был тематический: рассказывали олимпийские истории. Наши слушатели не отставали от старших коллег. Они уже тоже получили первый олимпийский переводческий опыт. Затем перешли к олимпийским и не очень песням, а потом пришли планы на завтра, и те, кому на следующий день рано начинать, начали собираться. Однако оставшиеся (а также присоединившиеся к ним позже) гости праздновали допоздна.

ИС

 

Дома я села на кровати с компьютером и заснула прямо на нем. Нормально легла уже только около 2-х, когда вернулся Сергей. Мне назавтра – на женский хоккей, ему – с раннего утра обратно в горы, на трамплин. То есть ему спать часа четыре, мне немногим больше. Отрубаемся.


12 февраля 2014 Katrin | Пока нет комментариев


Русские горки — 08.02.14.

Первая работа в Горном кластере – прыжки с трамплина. Ехать в Русские горки из Адлера около часа, но мы выходим с запасом. Автобус – поезд «Ласточка» — канатная дорога. Утром наверху прохладно, зато уже светит солнце, видны белоснежные вершины. Из гондолы открывается прекрасный вид. Естественно, мы делаем кучу фотографий, но чаще всего из-за отражения ничего не разглядеть.

Канатка

Комплекс

Русские горки – это трамплинный комплекс: нормальный трамплин, большой трамплин и лыжная трасса для двоеборья. Соревнования еще не начинались, но идет трансляция официальных тренировок, совещания тренеров и судей, брифинги и т.д.

Вот так выглядит комплекс:

Комплекс вечером

Вот так выглядит место, где мы работаем:

Пресс-центр Горки

Вот так мы работаем:

Мы в кабине

За целый день две переводим две небольшие встречи, но все остальное время к ним готовимся. Обсуждаются очень конкретные, технические детали, поэтому без долгой подготовки просто невозможно. Кто-то может сказать, что готовиться нужно заранее, но на самом деле очень сложно «выучить» все Олимпийские игры. Синхронисту нужно, чтобы все слова и выражения были буквально на кончике языка, очень многое «запихивается» именно в оперативную память. К тому же пока не окажешься на месте, не разберешься, что к чему. И ведь собственно мероприятия бывают разные. Это могут быть совещания тренеров и судей (тут очень технические вещи) или спортсмены, рассказывающие после соревнований о своем заезде (очень быстро, много сленга, много эмоций и даже слез), или официальная пресс-конференция для СМИ. Везде свое. А нужно глубоко разобраться во всех взаимоотношениях (кто кому когда проиграл и теперь ждет реванша), выучить всю статистику за последние несколько лет (сколько попыток с каким временем), всю технологию (где кто стоит, как считают очки, какую используют технику, какие тонкости оценивают). Помогают официальные глоссарии (хотя в них масса ошибок), очень помогает книга французских коллег Матюшина и Солнцева «Снег и лед» (они, кстати, тоже тут, на Олимпиаде!). Причем французские переводчики с этой книгой вообще не расстаются, а английские постоянно ее у французов забирают, чтобы почитать. Спасибо большое ребятам, они проработали за нас огромное количества материала!

И все равно, пока сам не проработаешь тему, не прочитаешь много статей на разных языках, не начнем переводить, до тех пор не можешь быть уверен, что ты не упустишь что-то важное. Хотя если учесть огромный темп выступающих, разные акценты и вообще манеру говорить у спортсменов, то риск упустить что-то важное все равно очень велик. И вот так каждый день. 🙂

В перерыв выбралась на трибуны посмотреть на тренировки женщин. Женские прыжки с трамплина впервые стали частью олимпийской программы. Ну что вам сказать: по телевизору смотреть гораздо интереснее. Трибуны стоят прямо у подножия трамплина, поэтому профиль прыжка не виден. Видно только малюсенькую фигурку, которая летит-летит и приземляется. Рядом стоят экраны, и на экранах видно, как летит каждый участник. Очень красиво и очень страшно за них. Так и представляешь, как они должны держать концентрацию, думать о том, как выпрямить ноги, как развести лыжи, как сделать разножку (правильная поза в приземлении). А вдруг они посмотрят вниз и испугаются? Мне за них страшно!

Человек на трамплине

Спортсмены после приземления проходят через микст-зону, где стоят журналисты. Спортсменки оказываются тоненькими девчушками с длинными косичками. Какие же они молодцы!

Болельщики

Пообедали в пресс-кафе. Это какой-то ужас. Малюсенький шницель – 180 рублей, к нему чуть-чуть картошечки – еще 200. Суп на 3 ложки – 280. На салат даже не смотрю. Как они тут едят? Говорят, что для спортсменов организовано отдельное питание и очень хорошего качества (и слава Богу!), но журналисты ведь тоже люди (не говоря о переводчиках!). Питание в горах организовано какой-то вроде турецкой компанией, выигравшей тендер МОК, так что это не наш косяк. Но нам от этого не легче. При этом еду и напитки с собой проносить нельзя. Одной коллеге пришлось съесть целый мешочек с орешками, который не хотели пропускать через контроль. На мои шоколадки пока никто не покушался, но надо бы их спрятать в рюкзак поглубже 🙂 .

Дальше мероприятие по лыжному двоеборью, 30 минут в кабине, и мы свободны. Походили вокруг, пофотографировали и поехали вниз.

Зайчик

Канатка 2

По дороге созвонились с коллегами и пошли ужинать в наш любимый «Техас». Пытаться попасть в «Айсберг» на фигурное катание уже нет смысла, поэтому мы болеем за нашу сборную по ТВ. Около 11 вечера получаем расписание на завтра. Мне к 7:30 в Олимпийскую деревню, а потом целый день пресс-конференции в ГМЦ, у Сережи – утро свободно, но к вечеру опять прыжки с трамплина в Русских горках, причем до 23:30. Это значит, что он вернется в гостиницу около 2 ночи. Ну что ж, полезно работать с новыми коллегами, можно познакомиться и поучиться.


Katrin | 3 комментария


День открытия – 7.02.14

Спать пришлось очень мало, так как уже к 7 нужно было быть на объекте. Хорошо, правда, то, что объект этот был в Прибрежной зоне, а не в горах :). Из Адлера ходят олимпийские и обычные городские автобусы, так что Сергей, я и наши французские коллеги, с которыми мы встретились на остановке, добрались довольно быстро. За час отстрелялись и даже выпили кофе. Проблем особых не было: кабины хорошие, звук приличный. Холодновато, но совещание проводилось в тенте, так что этого следовало ожидать (хотя нам-то заранее это неизвестно, поэтому лучше брать с собой лишний слой одежды). Часть участников совещания находились в Горном кластере, поэтому их показывали на экране, но звук был хороший, и мы даже не заметили разницы. Остальное – по мелочи: французы, говорящие по-английски, задержки в переключении реле, неразогретые мозги :).

После каждого заданиянужно подписывать заявку у менеджера. Поэтому мы пошли в офис и там зашли посмотреть на Межконфессиональный центр. Тут есть помещения для молитв, специальные комнаты выделены для буддистов, иудеев, православных и «остальных» христиан. Есть расписание служб, приходят священники. Когда мы пришли, в центре сидела женщина, одетая как католическая монахиня. Дежурящие там волонтеры сказали, что спортсменов пока было мало, но с началом соревнований будет больше. Дальше по коридору за Межконфессиональным центром находятся помещения для допинг-контроля. Кто-то даже пошутил, что спортсменам удобно перед допинг-контролем забежать поставить свечку :).

Через пару часов у нас пресс-конференция о церемонии открытия в ГМЦ. Ожидается много журналистов, будут работать 7 кабин, коллеги будут брать реле с нашего перевода на русский, а иностранные журналисты будут слушать наш перевод на английский, поэтому нервно выписываем всякие нужные слова и выражения. На пресс-конференцию приходит Эрнст и тут случается то, что случается постоянно. Конечно же, в президиум не положили на стол приемник для синхрона, поэтому нашего перевода вопросов оратор не слышит. Начинает переспрашивать, ведущая пресс-конференции переводит неправильно, начинается поиск приемника, настройка на нужный канал – в общем, заминка. Но все терпеливо ждут, потому что всем хочется побольше узнать о церемонии. Нам открывают пару секретов, но самый главный секрет – кто зажжет чашу Олимпийского огня – остается секретом. Ну что ж, тем интереснее будет смотреть открытие.

z02awYXQ_dc

 

Дальше все, свободное время. Мы едем к Олимпийскому парку получать форму. Это всего в одной остановке по железной дороге. Поезда бесплатны для всех на все время Олимпиады, но проход через рамку металлоискателя и установку для осмотра багажа занимает дополнительное время. К тому же у меня отобрали бутылку воды, предусмотрительно захваченную из кабины. Зато посмотрели на новую жд ветку. Все новенькое, чистенькое. Только вагоны, похоже, прибыли из Домодедово :).

Поезд

Вагон поезда

Форму выдают в Центре выдачи униформы. Оказалось, что туда надо как-то очень долго идти. Но зато нет никакой очереди (собственно, все уже получили форму :)). Как ни странно, хотя все утверждали, что маленьких размеров уже нет (ну, сравнительно маленьких, просто здесь форма унисекс, поэтому даже 46 размер – это S), мне выдали все по размеру. В комплекте куртка, лыжные штаны, термобелье, три футболки, флиска, сапоги, перчатки (размер L, но кому нужны лыжные перчатки!), шапка, кепка, рюкзак, спортивная сумка, сумка на пояс. Все очень пестрое, из дешевого полиэстра, но зато в горах будет тепло. Весь комплект стоит около 28 тысяч, и его нужно будет сдать перед отъездом. Что они будут делать с ношеными вещами, непонятно. В форме нельзя пить, курить, ругаться и даже, как нам сообщили волонтеры, слишком громко смеяться. Но самое неудобное для нас – в ней нельзя покупать еду в буфетах для прессы (хотя наша аккредитация это разрешает). Так что я, наверное, останусь в своем пуховике :).

Форма

Все ждут церемонии открытия. У билетных касс около Олимпийского парка огромные очереди. Но все равно мест много, и вечером в список вносят большое количество волонтеров и переводчиков. Правда, отстояв у входа несколько часов, многие на стадион не попадут и уйдут смотреть трансляцию в ГМЦ, но мы сразу поняли, что добраться домой со стадиона будет сложно, а работать с утра еще сложнее. Поэтому было решено в компании коллег посмотреть трансляцию по ТВ где-нибудь в местном ресторанчике. Мы, правда, не учли, что все столики везде уже давно забронированы. Но кто может остановить бегущего бизона (голодного переводчика)?  В ресторане «Техас», рекомендованном кем-то из коллег за приличную кухню, ценник и большой экран, хозяин не выдержал нашего натиска, и каким-то магическим образом нашел сначала один столик, потом второй, а потом из угла притащил и третий. Сначала нас было четверо, потом шестеро, потом десять, двенадцать, все из ВШП. Ирина Сергеевна даже не пошла на стадион, хотя ее приглашали особой. И как же хорошо мы посидели! И поели (правда, в ресторане явно не ожидали такого наплыва, единственная официантка сбилась с ног, несли все очень долго, но ведь и церемония длилась 2.5 часа!), и подняли тост за нашу замечательную Школу, и посмотрели открытие, и покричали немного. И даже после зажжения огня побежали на набережную смотреть салют.

Вообще-то настроены мы были довольно скептично, но шоу всем очень понравилось. Более того, все были в восторге. Может быть, помогает ощущение причастности к этой Олимпиаде, но мы действительно рады, что мы здесь, что мы вместе.

Открытие
Где-то во время произнесения Олимпийской клятвы пришли задания на завтра. У многих работа начинается рано утром, поэтому засиживаться нельзя. Нам с Сергеем в 10 надо быть в Русских горках, а до этого быстро выучить все, что можно о прыжках с трамплина.

 

 


10 февраля 2014 Katrin | 9 комментариев


Начало работы — 06.02.14

Сегодня был длинный-длинный день. И совсем непростой.

Утром мы вышли на завтрак к 9, предвкушая очереди на аккредитацию и получение формы, а потом общий сбор. Но весь план сразу пошел насмарку. Оказывается, в 6 утра всем выслали задания на день, и наша первая пресс-конференция назначена на 13:00, так что если выезжать по плану, аккредитацию мы получить не успеваем. Поэтому мы уже через полчаса выехали на такси получать аккредитацию. Там огромные очереди из волонтеров, которые почему-то все теснятся, толкаются и постоянно ругаются. Наверное, устали в дороге. 🙂

Через какое-то время мы уже получали тепленькие карты с фотографией и разными буквами и цифрами, обозначающими доступ. Нам выдали т.н. «вездеходки», то есть проход во все зоны (правда, в некоторые зоны нужно получать дополнительный upgrade). Теперь мы можем идти работать! Правда, форму получить мы уже не успеваем, к тому же по слухам там уже остались только большие и очень большие размеры. Ну, еще успеем.

Работа наша сегоднябыла в Главном медиацентре (ГМЦ). В одной из скромных, но довольно просторных комнат был устроен лингвистический штаб, там мы и проводим основное время между пресс-конференциями. В штабе есть компьютеры, принтеры, Интернет. Можно распечатать глоссарии или свериться с расписанием. Прямо напротив – уголок Кубани. Женщины в костюмах бродят среди пластиковых подсолнухов и тряпичных тыкв и угощают краснодарским чаем с медом и баранками. Так что переводчики хорошо устроились 🙂

Краснодар

 

Первое наше мероприятие – некая, как нам сказали, совершенно секретная пресс-конференция. То есть неизвестно ни кто будет выступать, ни на какую тему, ни по какому поводу. Хорошее начало! Пока думали, что это все может означать, пришло известие о том, что нашу пресс-конференцию отменили. Видимо, она была настолько секретной, что просто растворилась 🙂

Следом еще две пресс-конференции – каждый раз новая тема, новый вид спорта, новые имена, а в одном случае — реле с другого языка. Втягиваться тяжело. Сначала долго готовишься – изучаешь биографии членов команд, выписываешь имена их тренеров и соперников, ищешь потенциальные скандалы и новые темы, а потом двадцать минут пулеметной очереди и все закончилось! Все-таки наша работа часто напоминает работу актеров на съемочной площадке: целый день в костюме ждешь, когда начнется работа, а потом без разогрева нужно показать все, что умеешь.

В 6 часов брифинг переводчиков-синхронистов. Пришли все, кто смог, и нас оказалось совсем немало. Елизавета Сгибнева, руководитель службы устного перевода Оргкомитета Сочи 2014, по очереди называла всех переводчиков, и каждый вставал и приветствовал коллег. Всего в списке оказался 101 переводчик. Представлены английский, немецкий, французский, испанский, итальянский, корейский, японский и китайский языки. Почти все переводчики имеют языковую комбинацию с русским, но есть и небольшая группа иностранных коллег без русского,которые  работали на предыдущих Играх (и не одних). Наших (питерских) довольно много, и большинство из Санкт-Петербургской высшей школы перевода. Из Школы нас 18 человек: преподаватели, выпускники и даже директор Школы Ирина Сергеевна Алексеева. Вообще-то на Играх есть еще наши слушатели этого года. Их тоже 18 человек, и они приехали на 3 недели работать волонтерами-переводчиками. Олимпиада будет зачтена им как переводческая практика. Так что нас здесь очень много!

0EgJOuWFsTo

 

Обсудили организационные вопросы: как будут рассылаться задания, как добираться до места работы, как держать связь.

Вопрос про связь – самый острый. В ГМЦ Интернет есть, но нам доступна только бесплатная сеть, а она есть не везде. Хуже всего, что бесплатной сети нет на многих объектах и, что совсем плохо, во многих кабинах. То есть там, где больше всего нужен выход в Интернет, не поможет даже смартфон (если только у вас не Мегафон), так как другие операторы там не ловятся. В некоторых гостиницах тоже есть проблемы с Интернетом. Вообще-то я привезла с собой модем Мегафона, но отсутствие нормального вай-фая расстраивает. Всем переводчикам выдали местные симки, поэтому хотя бы решен вопрос с телефонной связью.

К сожалению, мне и моему коллеге Сергею Яковлеву пришлось уйти с брифинга пораньше – у нас была очередная пресс-конференция, поэтому нас нет на общей фотографии, но что делать. Работа прежде всего.

А закончился наш рабочий день в 12 ночи в Айсберге, на фигурном катании. Когда я узнала, что нас посылают на пресс-конференцию на короткую пар и мужчин в командных соревнованиях, то чуть не подпрыгнула до потолка! Фигурное катание я люблю с детства, смотрю все соревнования уже много-много лет (не будем уточнять сколько ). Конечно же, я все про него знаю! Но все равно: нужно быстренько повторить все крюки и выкрюки, выбросы и подкрутки, и вперед! К сожалению, мы пришли, когда Плющенко уже откатался. Вокруг здания уже ходили возбужденные журналисты и обсуждали его прокат. Ничего, я уже открыла форум ФСО, я уже знаю, какие элементы и как он сделал, а сам прокат успею посмотреть до пресски по Интернету. Зато мы сумели сесть на местах для прессы и посмотреть пары. Как же здорово смотреть фигурное катание вживую! Какие красивые канадцы, какие техничные китайцы! Вот уже и наша разминка. Королевишна Волоссожар и офицер Траньков. На разминке они просто захватили каток, едут размашисто, красиво. Трибуны неистовствуют. Но переводческая судьба привела нас на этот каток, она же нас и уводит. Пресс-конференция начинается через 15 минут, мы должны быть в кабинах, поэтому и мы (английская кабина), и наши японские и китайские коллеги спускаемся в зал для пресс-конференций. Там, конечно же, пока только волонтеры. Но вот появляются первые зрители. Это же Тесса Виртью и Скотт Мойр! Я хватаю переводческий блокнот и бегу за автографом (хорошо, что я не знала, что, оказывается, нам это строго запрещено :)). Какие же они замечательные! Более того, поскольку канадская пара на конференцию не пришла, отдуваться за товарищей пришлось им. Зато пришел Плющенко. Так что день прошел не зря!

Лед

 

Пока я делюсь впечатлениями в контакте, приходит задание на следующий день. Нам с Сергеем уже в 7:30 нужно быть на работе. Так что скоро новый рабочий день!


Katrin | Пока нет комментариев


05.02.2014. День заезда.

Ну что ж, то, чего мы так ждали и так страшились, произошло. Мы в Сочи. На Олимпиаде.

Последний месяц прошел под знаком «что еще может быть плохо на Олимпиаде». Друзья рассказывали, как они боятся терактов; в Интернете во всех блогах фотографии с двойным туалетом и страшилки об ужасных условиях в гостиницах. За неделю до отъезда даже получила письмо от китайской коллеги из Парижа. Она очень волновалась по поводу условий работы и проживания. Но вот настал день Д, скоро мы все увидим сами.

Мы тоже переживали. Шутили с коллегами, что нужно взять с собой еду и постельное белье, не говоря уж о фене, чайнике и утюге (ну, мы люди опытные, весь этот командировочный минимум всегда лежит в чемодане). Нервничали, что не сможем предусмотреть все и забудем что-то взять с собой. Мало ли что нам может понадобиться? Нервничали также по поводу работы. Все таки тут целое напаханное поле: материалов и глоссариев много, но в голове картинка пока не сложилась. Еще неизвестно, сколько будет работы и какого рода.

Все утро дня отлета ушло на сборы, последние инструкции родным, распечатку документов и попытки как-то уменьшить количество вещей в чемодане. Все-таки 20 кг — это очень мало. Тем более, что мы не знаем, где будем работать. В горах может быть холодно, внизу — жарко. Да и форма одежды бывает самая разная — от официальной до спортивной. Правда, в аэропорту оказалось, что лимит не 20 кг, а 23 (так что зря я вынула в последнюю минуту пару лишних килограммов), но зато есть запас на обратный путь. Обратно вещей приходится везти гораздо больше, даже если нет времени на покупки. Почему это происходит — не знает никто, но так бывает всегда, поэтому приятно, что для вещей, которые сами «образуются» в следующие три недели, есть место.
Прилетели мы в Сочи вечером. Во время посадки как на ладони видели Прибрежный кластер — стадион Фишт, Ледовый дворец, чашу для олимпийского огня. Все в подсветке, очень красиво. В последний раз была здесь в октябре — все выглядело иначе. А главное — тепло! После -18 в Питере на прошлой неделе, а потом резкого потепления (а значит ужасной слякоти и грязи) мы прилетели туда, где тепло и сухо! В Сочи +6, пальмы и море.

Некоторые переводчики уже работают тут неделю, многие прилетели сегодня. Из Питера нас в одном самолете летело человек 15. Большинство друг друга хорошо знают, давно не виделись, время в полете пролетело незаметно. В аэропорту нас встретили, развезли по мини-отелям в Адлере. И тут на ожидал приятный сюрприз. Нормальные номера, чистое белье, горячая вода, отопление, Интернет — все есть! Более того, в гостинице есть стиральная машина, утюг с гладильной доской. Довольно простенько, но чистенько! Я живу на 2 этаже, из двери номера попадаешь прямо на веранду (рай для курящих), на 3-м этаже уютная кухонька с чайником на плите. Там нам предстоит завтракать все эти дни. Посмотрим завтра, что тут за завтраки! В прошлый раз, когда я работала в Сочи (правда, жила я в другом мини-отеле), нас постоянно кормили кашей и творожными запеканками. А кофе был только растворимый.

Вечером компанией пошли в ресторанчик «Рис» на набережной — очень приятное место. Цены вполне питерские, атмосфера вполне хипстерская 🙂 Уселись вдесятером за один стол — еле разошлись после полуночи. Все не могли наболтаться.

А завтра нас ждет аккредитация и получение так называемого «горного комплекта» форменной одежды. Говорят, на все это уйдет не менее 3 часов. Но посмотрим. Нас много, будет весело.

А после все идут на брифинг. Там мы и увидим всех переводчиков Олимпиады. Ждем возможности увидеться с знакомыми и познакомиться с незнакомыми коллегами.

Прилетели Сочи 5.02.14

 


Katrin | Пока нет комментариев


Начало

Я никогда не вела дневник. Это очень долго и нудно. Но когда я поняла, что все-таки поеду на Олимпиаду, то решила начать вести блог, так как мне самой было бы интересно узнать, как там все устроено. Причем работает с точки зрения переводчика, а не журналиста или волонтера. Конечно же, когда блог ведет переводчик, возникает этическая проблема: любой этический кодекс переводчика обязательно содержит положение о неразглашении информации. Поэтому я буду стараться рассказывать о своих впечатлениях и мыслях, а не о том, что я услышала во время перевода (хотя, конечно, когда находишься в гуще событий и твои слова тут же появляются в прессе, иногда сложно отличить официальные новости от неофициальных). Постараюсь также публиковать фотографии, хотя фотоблоггерство — это особый подход к жизни и взгляд на мир, на которые у меня просто нет времени. Короче, начинаю.

Добро пожаловать в Сочи


Katrin | Комментариев (1)



Page 2 of 212